Назад к списку

Роскомнадзор и 2526 его сотрудников: итоги атак на СМИ и перспективы защиты бизнесменов


Роскомнадзор начал докапываться к бедной региональной прессе из-за "матерных" звёздочек, *****, — сегодня, 21 мая, стало известно о таких претензиях РКН к изданию Тайга.инфо. (После обеда РКН уточнил, что в текстах "Тайги" была гиперссылка на видео с матом; уровень абсурдности это уточнение не снизило.)

Ведомство, как обнаружил 403, опубликовало отчет за 2018 год. По этому отчёту, за прошлый год РКН нашёл в прессе на четверть больше материалов с матом — 32, против 25 в 2017-м. Читатели тоже стали больше ругаться. Матных комментариев — на 14% больше: 3099 шт. (против 2721 в 2017 г.). За 2018 год ведомство уволило восемь человек, осталось 2 526 человек.

Ещё формулировки из доклада: "Число вынесенных в 2018 году Роскомнадзором учредителям и редакциям СМИ предупреждений за злоупотребление свободой массовой информации увеличилось на 33,3% по сравнению с 2017 г." "Сумма наложенных штрафов возросла в 1,2 раза (на 23,8%)", до 27,5 млн руб.

Между тем РКН не прочь лишний раз защитить влиятельных людей от интернета. Ведомство обратилось в Пресненский райсуд с заявлением о защите интересов авторитетного бизнесмена, совладельца строительной компании Capital Group Павла Тё.Недавно в похожей помощи богачам ведомство громко отличилось, но процедурно помощь выглядела иначе.

Тысячу страниц об Андрее Костине и Наиле Аскер-заде заблокировали на основании лишь нескольких решений судов по искам ВТБ.В случае с девелопером Тё, его юристы попросили РКН о помощи в удалении неких персональных данных. РКН редко подаёт в суды общей юрисдикции такие заявления "в интересах". Похожие иски оформлялись, например, для предпринимателя Станислава Сажина (соцсеть для врачей "Доктор на работе"). Сажин подтвердил 403, что его юристы "пытаются удалить мобильный из [выдачи] «‎Яндекса», из-за которого звонят спамеры".

Пресс-секретарь РКН Вадим Ампелонский подтвердил 403, что в случае с Павлом Тё речь о защите персональных данных. "Мы можем защищать права субъекта персональных данных в суде по его обращению. Есть такая практика. Не скажу, что массовая. Но есть", — сказал он.

21.05.2019